СССР
Задолго до величайшего в истории Великой Отечественной войны танкового сражения на Курской дуге наиболее дальновидные специалисты в советской промышленности и ГАУ прогнозировали появление у германской армии новых танков и самоходных установок, оснащенных дальнобойными пушками и мощной броней. Для существовавшей тогда в войсках полевой артиллерии борьба с таким противником была крайне затруднительной. Основу штатных противотанковых средств представляли устаревшие, уже достигшие технического предела своих возможностей 45-мм пушки. Кроме того, имевшиеся боеприпасы не были достаточно эффективны. Лишь корпусная артиллерия могла обеспечить необходимую мощность огня, но она была малочисленна, тяжела, громоздка и потому маломаневренна и уязвима.

Прогнозы советских специалистов подтвердились уже в сентябре 1942 г., когда в боях на Волховском фронте немцы применили новые тяжелые танки Pz. Kpfw. VI «Тигр», правда, неудачно: несколько машин было подбито, одна захвачена советскими войсками и тщательно изучена. 13 апреля 1943 г. нарком вооружения Д.Ф. Устинов направил в ГКО предложения по усилению средств противотанковой борьбы. В числе наиболее важных были: возобновление производства 57-мм пушке, увеличение выпуска 122-мм противотанковых пушек ЗИС-2, свернутого в 1941 г., использование существовавших наработок по 85-мм зенитной пушек обр. 1931/1937 гг., создание новых кумулятивных и подкалиберных снарядов, а также возможность создания мощного 100-мм противотанкового орудия. Последнее предложение было выдвинуто В. Г. Грабиным и представлялось наиболее перспективным. 15 апреля 1943 г. вышло постановление ГКО об усилении противотанковой обороны, в котором, в частности, указывалось на необходимость создания новой противотанковой пушки. Эта работа была поручена конструкторскому бюро под руководством В. Г. Грабина.

При проектировании пушки конструкторы широко использовали накопленный ими опыт создания полевых и противотанковых пушек, а также внедрили ряд новых разработок, которые после войны получили широкое распространение в артиллерийских системах. Для нового противотанкового орудия был выбран калибр 100 мм, а не 107 мм, под который в 1940 г. была сконструирована пушка М-60 примерно такого же назначения. Конструкторы предпочли этот калибр, поскольку разработанный и выпускавшийся до войны для орудия М-60 выстрел был раздельного заряжания и не позволял достичь нужной для противотанковой пушки скорострельности. В то же время для нужд флота советской промышленностью выпускался 100-мм унитарный патрон, позволявший создать орудие с дульной энергией примерно в полтора раза большей, чем у орудия М-60 образца 1940 г.

В сентябре 1943 г. был изготовлен первый опытный образец пушки, который получил наименование С-3. Тогда же его отправили на полигонные испытания. Хотя в ходе их был выявлен ряд недостатков орудия, ГКО обязал ленинградский завод «Большевик» изготовить по доработанным чертежам пять пушек, из которых четыре надлежало отправить на Гороховецкий полигон в Горьковской области для проведения войсковых испытаний. Они проходили с 15 апреля по 2 мая 1944 г. В ходе войсковых испытаний планировалось произвести стрельбы по трофейной бронетехнике — тяжелому танку Pz. Kpfw. VI «Тигр» и штурмовому орудию «Фердинанд» («Элефант»). Вот что говорилось в телеграмме, присланной Грабину начальником 18-го отдела ЦАКБ К.К. Ренне 26 апреля: «Василий Гаврилович! Докладываю вкратце. По подвижным целям результаты хорошие. По «Тигру» с 500-1000 метров и 1300 метров и под углом 30 градусов в лоб и 60 градусов в борт проколачиваем без труда. Кучность и меткость не оставляют сомнений...». Реальные результаты стрельб были таковы: пушка С-3 показала способность поражать «Тигр» по всей площади лобовой поверхности на дальностях до 2000 м с любого ракурса, а с расстояния до 500 м наносить ощутимые повреждения лобовой броне «Фердинанда». Правда, сквозного пробивания 200-мм лобовой брони не удалось достичь даже такой пушке, но из-за откола с внутренней стороны броню признали вышедшей из строя.

7 мая 1944 г. Постановлением ГКО № 5822 орудие было принято на вооружение Красной Армии под наименованием «100-мм полевая пушка обр. 1944 г.». По мощности и массогабаритным характеристикам пушка соответствовала корпусной, поэтому ее назвали полевой, хотя основным ее назначением являлась борьба с танками.

В связи с тем, что опытные образцы пушки были изготовлены на заводе № 7 «Большевик» и этот же завод подключался к их серийному производству, пушке обр. 1944 г. присвоили также заводской индекс БС-3, добавив букву «Б» («Большевик») к ее первоначальному индексу С-3. В дальнейшем выпуск этого орудия был также освоен на артиллерийском заводе № 232.

На заводе № 7 производство пушек продолжалось до 1951 г, на заводе № 232 — до 1946 г. включительно. Общее количество выпущенных 100-мм полевых пушек обр. 1944 г. составляет 3816 единиц.

Относительно громоздкая и тяжелая, но обладающая хорошими баллистическими характеристиками пушка БС-3 успешно использовалась частями Красной Армии на последнем этапе войны. Пушка состояла на вооружении легких артиллерийских бригад трех-полкового состава (сорок восемь 76-мм и двадцать 100-мм пушек), входивших в состав танковых армий. Большая часть пушек состояла на вооружении истребительно-противотанковых полков РВГК, один полк имелся в штате 9-й гвардейской общевойсковой армии, в состав которой вошли 9 гвардейских стрелковых дивизий, сформированных на базе воздушно-десантных дивизий. Весной 1945 г. именно эта армия остановила последнее наступление германских войск в районе озера Балатон.
 
Категория: Противотанковые орудия